Лихие 90-е 2012-2014 годы

2012-2014 годы в Ростовской области, пожалуй, могут запомниться « активной» борьбой с коррупцией.

Почему в кавычках, спросите вы. Я уже несколько раз освещал эту тему, и каждый раз сталкивался с грубейшими нарушениями Закона со стороны «борцов с коррупцией».

В чем это проявлялось?

В основном, за неимением каких-либо конкретных доказательств, грубейшая провокация.

При этом, как надзирающая прокуратура, так и вышестоящие органы стыдливо прикрывали глаза и говорили:«все в порядке, нарушений нет, а этот( фигурант по делу)-ничего не докажет».

Вот и в очередной раз принесли в нашу редакцию интересный материал уголовного дела в отношении Зайцева Александра Александровича, начальника ОУФМС в сл. Б-Мартыновка РО,27 лет безупречной службы, принимал участие в операциях по наведению Конституционного порядка во многих Республиках бывшего СССР, был награжден ведомственными наградами, участник боевых действий.

Предоставим слово самому «злодею».

«30.06.2014 года после окончания рабочего трудового дня, то есть после 18 часов вечера, в наше подразделение ОУФМС в сл. Б-Мартыновка, расположенного по адресу: ул. Ленина, 59, вошли незнакомые ранее мне люди в гражданской форме одежды и заявили мне, что мною якобы была получена некая денежная сумма, переданная мне в качестве взятки, и которая находится в салоне припаркованного на стоянке напротив здания ОУФМС автомобиля, на котором я передвигаюсь.

При этом, не стесняясь, заявили, что они уже со мной устали и что уже третий месяц никак не могут мне денежные средства «впарить», а сегодня, т.е. 30.06.2014 г., как узнали, что я написал рапорт на отпуск, решили сами любым способом положить, как они выражались «впарить», макет денежных средств и привлекли для этого гр-на Украинца Решетилова А.А., который ранее обращался неоднократно за всей необходимой консультацией, касающейся легализации гр-на Украины на территории РФ для себя и для своей сестры Решетиловой О.А., так вот задача Решетилову А.а. была поставлена одна - это любой ценой приткнуть куда-либо макет денежных средств в моем кабинете, но сделать Решетилову это не удалось, т.к. я не на секунду не выходил из своего рабочего кабинета, да в добавок ко всему в это время в кабинете постоянного находились третьи лица из числа моих сотрудников, а также помощник прокурора Митяков А., таким образом положить макет денежных средств в моем кабинете и сделать это не заметно для меня и тех, кто в это время находился в моем кабинете, у Решетилова А.А. возможности не оказалось, да и в добавок ко всему я того вывел на улицу, при этом запер кабинет на ключ.

Но т.к. задача была поставлена Решетилову А.А. «впарить» макет денежных средств любой ценой, то Решетилов А.А. воспользовался тем, что автомобиль, на котором я приехал на работу, и припаркованный напротив подразделения УФМС, находился в незапертом состоянии, то именно туда и был помещен макет денежных средств, т.к. уже на протяжении нескольких часов 30.06.2014 г. им не удалось никак исполнить задуманное, т.е. положить любой ценной данный макет денежных средств в моем кабинете. А положили в автомобиль, т.к. не хотели чтоб данное мероприятие в очередной раз сорвалось, что свидетельствуют о том, что подобные попытки ими в отношении меня уже предпринимались неоднократно, да и подстегнуло еще то, что им было известно, что в этот день мною был написан рапорт на отпуск и т.д.

Все это происходило в присутствии помощника прокурора Мартыновского района Митякова, который находился в этот момент в нашем подразделении и который явился невольным свидетелем происходящего, который также видел и слышал, как данные сотрудники, как в последствии выяснилось это были сотрудники УЭБ и ПК ГУ МВД РФ по РО Каменский А.Г., Губарев В.Г., Шульга О.Н., не скрывая своей радости и своих эмоций в том, что наконец-то им удалось осуществить ранее ими задуманное, и что слегка разочарованы лишь в том, что макет денежных средств им не удалось положить в мой кабинет, ведь это с их слов был бы вообще «высший пилотаж» и «классика жанра» и т.д.
Признаюсь, очень трудно было совладать с эмоциями и сдержаться, чтобы не вышвырнуть их из подразделения, но профессионализм превыше всего, тем более, что мне нечего было бояться, ведь при разговоре присутствовал помощник прокурора Митяков А., а также я знал, что ничего противозаконного я не совершал и т.д.

Я потребовал предоставить в присутствии Митякова А. мне какие-нибудь документы, разрешающие данным сотрудникам проводить подобные мероприятия, при этом потребовал и заявил, что желаю и требую, чтоб немедленно были взяты смывы рук и сняты отпечатки пальцев, что подтвердило бы мою непричастность, ведь в этот момент на меня Каменский А.Г. собирался надеть наручники.

Но все эти требования были проигнорированы, при этом никаких провоустанавливающих документов на проведение какого-либо мероприятия в отношении меня у них не было, что и подтвердилось в ходе слушания дела в суде при допросе Каменского А.Г., Губарева В.Г., Шульги О.Н.

Отчасти меня успокаивало то, что я знал о своей непричастности к тем голословным обвинениям в якобы получении мною взятки от гр-на Украины Решетилова А.А., а также успокаивало и то, что все это беззаконие творилось в присутствии представителя прокуратуры Митякова А.

После того, как я указал на Митякова А, пояснив, что эти незаконные действия творятся в присутствии представителя прокуратуры Мартыновского района, то Каменский А.Г. так же вывел Митякова А. на улицу для разговора. Позже мне стало понятно, почему они попросили Митякова А. удалиться, т.к. сразу же меня завели в мой кабинет, я при этом находился в наручниках, и при этом на меня стали оказывать всякого рада психологическое давление, акцентируя мое внимание на всю якобы «трагичность» моего положения, мотивируя это тем, что у них все «схвачено», что данное мероприятие по дискриминации меня как руководителя ОУФМС в сл. Б-Мартыновка, как офицера и т.д. планировалось уже давно, т.к. им необходимо то должностное «место», которое я занимаю, что кое кому я якобы перешел дорогу, т.е. мною недовольны те, кто незаконно использует труд иностранных гр-н и не имеющих правоустанавливающих документов на осуществление какой- либо трудовой деятельности на территории Ростовской области, да всей России в целом. Что якобы своими проверками по соблюдению миграционного законодательства, а также привлечение иностранных гр-н к административной ответственности, а некоторых даже с последующими их выдворением за пределы РФ и закрытием выезда на территорию РФ на ближайшие 3 года, так вот тем, контролем по соблюдению миграционного законодательства, как иностранными гр-ми, так и их работодателями, то я якобы кое-кому мешаю заниматься бизнесом и т. д.

Разговор сводился к одному, что мне необходимо надумать и быстро принять решение о том, что либо мне будут вменять взятку, а на меня они повесят не один эпизод, что в принципе в последствии и подтвердилось, либо у меня есть «шанс соскочить», как они выразились, на менее тяжкую статью - на мошенничество, но при этом необходимо будет заплатить денежную сумму в размере 1 миллиона 700 тысяч рублей, не меньше, т.к. Виталик, как выяснилось позже имели ввиду Карпова B.C. - следователя следственного комитета, меньше не берет.

О том, что в отношении меня акция по подбрасыванию мне макета денежных средств является спланированной данными сотрудниками, они сообщили сами, не скрывая своей бравады, при этом демонстрируя уверенность в своей безнаказанности. По прибытию Карпова B.C. и его.руководителя Савина И.А. стало ясно, что действительно мероприятия по дискредитации меня, как руководителя подразделения ОУФМС в сл. Б-Мартыновка была тщательно спланирована. Хоть Карпов B.C. и уверял, что буквально несколько минут якобы назад получил сообщение, из которого и узнал о случившемся, но почему-то при этом имел на руках бланки протоколов осмотра места происшествие, отпечатанные с указанием места проведения осмотра и датой его проведения.

При этом отказал во всех заявлениях мною требованиях о желании мною зафиксировать на камеру мобильного телефона все следственные мероприятия, проводимые при осмотре подразделения, кабинета, сейфа, а также для видео фиксации всех изымаемых документов и материалов, а также для видео фиксации всех нарушений при проведении досмотра и изъятии документов и материалов, изымаемых из помещения, кабинета, сейфа, т.к. учет, перепись, реестр изъятого практически не велся, основная масса документов изымалась, просто складываясь в разного рода пакеты и коробки, эти нарушения видны не вооруженным глазом, прочитав протокол осмотра кабинета и автомобиля.

При этом постоянно оказывалось давление, угрозы уголовного характера, угрожали навещать кучу эпизодов, сделав при этом показатель всем, кому он был необходим, а особенно по п. «в» ч.5 ст.290 УК РФ, что в принципе и сделали, формируя и фальсифицируя материалы уголовного дела. При проведении досмотровых мероприятий отказали в желании привлечь в качестве понятых, не то что посторонних людей, но даже и сотрудников нашего подразделения, которые в тот момент находились еще в подразделении, данные сотрудники их выпроводили в принудительном порядке.

На требование предоставить мне возможность сообщить в телефонном режиме о проводимых досмотровых мероприятиях руководителю в УФМС РФ по РО, прокурору Мартыновского района, т.к. в подразделении хранятся документы строгой отчетности, бланки паспортов, Ф-1П, картотека, архив, т.п., а документов разрешающих на проведение каких-либо мероприятий как в отношении меня как должностного лица, как руководителя ОУФМС в сл. Б-Мартыновка, как офицера, так никто и не предоставил, при всем при этом я постоянно находился в своем кабинете в наручниках, которые в общей сложности не снимались на протяжении 10 часов, лишь на редкие моменты фотографирования меня в кабинете.

Видя то, что никаких документов, разрешающих проведение каких-либо мероприятий 30.06.2014 года, мне так никем и не предоставляется, пульт от машины, телефоны находились у следователя Карпова, который изъятие пульта дистанционного управления даже не отразил в протоколе осмотра, также не позволил отразить в протоколе досмотра в полной мере все нарушения, на которые я желал указать, также в протоколе досмотра автомобиля отказал вообще отразить о каких-либо нарушениях, на которые я неоднократно указывал при досмотровых мероприятиях, и которые нашли свои подтверждения при допросе свидетелей в зале судебного заседания.

Таких нарушений было выявлено практически при сборе всего материала уголовного дела.

Но самое страшное началось позже: так например при сборе материалов по так называемым «дополнительным эпизодам» оперативными сотрудниками УЭБ и ПК г. Волгодонска Каменским А.Г., Губаревым В.Г., Шульгой О.Н., были не только грубо нарушены ряд ведомственных приказов, ФЗ «О полиции», ФЗ «Об ОРД» №144 от 12.08.1995 г., ст.141 УПК РФ, ст. 143 УПК РФ и многих других, но и было нарушено уголовное законодательство с использованием своего должностного положения.

Так, в ходе изучения обстоятельств уголовного дела в зале судебного заседания нашел подтверждение тот факт, что все заявители, абсолютно все, практически в один миг якобы добровольно обратились в одно и тоже подразделение, т.е. в УЭБ и ПК г. Волгодонска, которое расположено за 70 км от сл. Б-Мартыновка, и почему-то никто не обратился ни в прокуратуру Мартыновского района, ни в отдел полиции по Мартыновскому району и даже не в Управление МВД по г. Волгодонску, следователь даже не задал вопроса «Почему обратились спустя год и более именно в УЭБ и ПК г. Волгодонска».

Сами же так сказать заявители четко и точно сообщили, что обратились с заявлением лишь после того, как их посетили работники полиции - Каменский А.Г., Губарев В.Г., Шульга О.Н., также нашел подтверждение и тот факт, что на всех заявителей оказывалось давление со стороны как оперативных работников, так и со стороны следователя Карпова B.C., на это указывают абсолютно все заявители в протоколах допросов свидетелей, также факт оказания давления и угроз уголовным преследованием они подтвердили при даче показаний в зале судебного заседания.»

А теперь вернемся к «законности»

Ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"  перечисляет ряд ОР мероприятий, проводимых с целью расследования и предупреждения преступлений.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (статья 11).
Современное законодательство не признает провокацию как метод расследования преступлений.

Ст. 15 Конституции РФ прямо указывает на её высшую юридическую силу и прямое действие (ч. 1). Частью 4 указанной статьи Конституции РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ.
В пункте 5 Постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 года № 8 (в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 06.02.2007 года № 5) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указано на необходимость применения судами общепризнанных норм и принципов международного права (в частности Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах и т.д.) и приоритет правил международного договора перед внутренним правом, в соответствии с ч.4 ст. 15 Конституции РФ.

В ст. 5 Закона РФ ОБ ОРД имеется определение провокации и включены абзацы о запрещении оперативным сотрудникам:
подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);
а так же
фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности.

В постановлении Пленума ВС РФ по делам, связанным с оборотом наркотических средств (второй абзац п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами") также есть пункт о недопустимости провокации при проведении ОРМ:
«В тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния».

В надзорном определении от 13 февраля 2008 г. N 83-Д08-2 по делу Герина, отменяя судебные решения нижестоящих судов, Верховный Суд РФ указывает:«Как установлено судом и следует из материалов дела, Герин, действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, обратился к М., не имевшему наркотических средств для сбыта, с просьбой о приобретении для него наркотического средства, для чего передал ему деньги. Для выполнения просьбы Герина, которого М. воспринимал как лицо, нуждавшееся в приобретении наркотического средства, он (М.) дважды обращался к Б., имевшему наркотическое средство, приобретал у него наркотики и передавал Герину.
Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что М. до обращения к нему Герина совершал бы действия по незаконному обороту наркотических средств, а также о том, что, приобретая ацетилированный опий у Б. и передавая его Герину, он действовал в интересах Б., в материалах дела отсутствуют и в приговоре не приведены.

С учетом этих обстоятельств действия работников милиции по привлечению М. к приобретению наркотических средств у Б. не могут рассматриваться как направленные на изобличение М. в совершении преступлений.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что действия М. по существу были спровоцированы сотрудниками милиции. Герин, обратившись к М., не имевшему наркотических средств, с просьбой приобрести для него наркотики, фактически совершил подстрекательство М. к совершению преступления.

Подобное получение доказательств в результате провокации со стороны работников милиции нарушает принцип справедливости судебного разбирательства.
Эти обстоятельства не получили надлежащей оценки в приговоре. Отвергая доводы стороны защиты о провокации М. на совершение преступления со стороны правоохранительных органов, суд не привел в приговоре какие-либо мотивы, ограничившись указанием на то, что эти доводы не нашли подтверждения».
В определении от 22 октября 2007 г. N 83-Д0718, отменяя ранее состоявшиеся решения судов по делу А., ВС РФ указал следующее:

«Расценивая действия А. как уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 228-1 УК РФ, суд не учел, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, т.е. умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. По настоящему делу такие данные не установлены. Сам А. наличие у него умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что приобрел наркотик на деньги Макринского и по его просьбе. Кроме того, как видно из материалов дела, и это установлено в приговоре, что действия А., совершенные в отношении Макринского, имели единичный характер. При этом Макринский, являясь работником милиции, действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки. А., не имея наркотических средств для сбыта, действовал по просьбе Макринского и на его деньги. Для выполнения просьбы Макринского, которого А. воспринимал, как лицо, нуждавшееся в приобретении наркотического средства, он (А.) обратился к Б., который имел наркотические средства для сбыта и сбыл через А. наркотик, в котором нуждался Макринский, из чего следует, что А. действовал по просьбе и в интересах Макринского - сотрудника милиции, являясь, таким образом, соучастником приобретения наркотических средств сотрудником милиции, осведомленным об отсутствии у самого А. наркотических средств для сбыта. Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что А. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, в деле отсутствуют. Также в приговоре не приведены данные, свидетельствующие о том, что А. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Отсутствуют такие данные и в материалах дела. Из этого следует, что действия А. по существу были спровоцированы сотрудником милиции, фактически совершившим подстрекательство к совершению А. преступления. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства».

Подобные решения Верховного Суда пока что единичны, но хотелось бы, что-бы стали действовать в полной мере принципы справедливости судебного разбирательства, не совместимые с провокацией преступлений со стороны власти сформулированные в ст.6 Конвенции и решениях ЕСПЧ.

В противном случае мы все будем заложниками «борцов с коррупцией» которым плевать на Закон.

М.Беседин.

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.